Работаем 24/7 Звоните!

Закрыть
Записаться на прием

Как я преодолел наркотическую зависимость

Как я преодолел наркотическую зависимость

Я расскажу вам свою историю наркозависимости. Она обычная, одна из тысячей, но мне казалось, что именно мой случай – уникальный. Когда я впервые попробовал поэкспериментировать с сознанием, когда на своём опыте ощутил разницу между «нормальной» наркотой и химией, когда в поиске новых впечатлений распродал все личные вещи, мне все еще казалось, что наркомания – это не моя история. Понятно, что есть настоящие «торчки», которые всё тащат из дома и готовы удавиться за дозу. Но они там: в телевизоре, в кино, в подвалах. Я-то не такой, я умнее.

Оказалось, что ум здесь вообще не причем. Об этом я и хочу сегодня рассказать.

Моя история

Наркотическая зависимость нагнала меня на предпоследнем году обучения в ВУЗе. Мне до сих пор сложно выделить момент, в который всё пошло по наклонной. Наверно, потому что такого момента нет: каждый день, который я тратил на осознанное – на первых порах – погружение в наркотическую дымку, закладывал фундамент для формирования устойчивой зависимости.

Начал я, как и многие – с дешевой химической смеси, которую один мой одногруппник достал через знакомых. Нам ещё повезло: многие этой химией травятся, и первый эксперимент становится с последним. В нашем случае всё закончилось тошнотным, вязким, отвратительным приходом и долгим восстановлением организма. Одногруппник после этого вообще ничего не хотел употреблять, а вот меня уговорили попробовать «хорошую» химию. Через несколько недель, подёрнутых липкой дымкой, я понял, что всё надоело – и бросил наркотики на два месяца. Привёл организм в порядок, взялся за учёбу, завязал серьёзный роман с девушкой из соседнего потока. А потом просто пошёл и вмазался, и так оно дальше и пошло.

Несколько раз мне удавалось самостоятельно «завязать» с наркотиками. Чем сильнее я напрягал свою волю, тем масштабнее и разрушительнее были последствия каждой следующей волны. Девушка долго это терпеть не стала, но – до сих пор благодарен – убедила хотя бы взять академ, чтобы не терять годы обучения. Через 8 месяцев контролировать наркозависимость силой воли я уже не мог и не хотел. Я не знал, смогу ли когда-либо вернуться в ВУЗ. Хозяйка комнаты, которую я снимал, выкинула меня с жалкими остатками моего личного имущества: после нескольких месяцев долга и очередной мелкой кражи она сменила замки.

Родители о моей ситуации догадывались, но в редких телефонных разговорах мне удавалось убедить их, что всё нормально, и в такие моменты мне казалось, что я могу вернуться к прежней жизни в любой момент. Если бы они меня увидели, конечно, сразу бы поняли, что я наркоман, но возможности преодолеть более 2 тысяч километров, чтобы навестить меня в городе обучения, у них не было. К тому моменту, как я начал первые попытки реабилитации, я жил на улице более полугода.

Реабилитация

Борьба с наркотической зависимостью невозможна без комплексной работы по всем фронтам, которую невозможно провести одному, без поддержки окружающих. Мои самостоятельные шаги к жизни без наркотиков не имели успеха, потому что каждый раз, когда я пытался закрыть одну проблему, с каждого края вылезало ещё по десять неприятностей похлеще. Естественная реакция наркомана на такой стресс – что-нибудь употребить, чтобы почувствовать облегчение, потому что мозг сам уже не справляется.

Я попал в реабилитационную клинику после того, как родители, потеряв меня на несколько недель, стали обзванивать ВУЗ, общих знакомых, нашли номер женщины, которая сдавала мне комнату… Когда я в следующий раз вышел на связь, оказалось, что родители уже неделю как в городе, и моя наркотическая зависимость для них больше не секрет. Не представляю, сколько стыда им пришлось пережить, выслушивая мнения, которые сложились обо мне у людей: наркоман, бродяга, мелкий воришка. Участие в программе реабилитации – меньшее, что я мог сделать в благодарность за то, что родители просто не сказали: «До свидания, сынок, больше мы тебя не знаем». Кстати, именно так заканчивались отношения с семьей у многих моих нарко-друзей.

В клинике мне первым делом ввели блокатор: препарат, который полностью останавливает восприимчивость к опиатам. Он работает не как алкогольное кодирование: если нарушишь запрет, плохо не станет. Но и кайфа не будет, а это для наркомана со стажем самое страшное, и психологическая ломка для меня всегда была сильнее и страшнее, чем физиологическая.

По заранее принятой договорённости в первые недели я стен клиники практически не покидал. Там меня окружали такие же люди, как и я, желающие измениться. Персонал оказывал круглосуточную помощь наркозависимым. Моё состояние ежедневно курировали врачи, было много бесед с психиатром, никогда не оставляли одного, когда было совсем невмоготу. Расписание составлялось таким образом, чтобы не оставить ни минуты свободной: пока занимаешься делом, оно захватывает внимание, и можно не думать о наркотиках.

Что случилось потом

При наркотической зависимости лучший возможный результат – «вечная» ремиссия. Даже маленькой дозы будет достаточно, чтобы всё покатилось с горы снова, как снежный ком. Чем дольше наркоман не употребляет, тем меньше вероятность срыва, но полностью зависимость не исчезает никогда.

Я это знаю, как никто другой, и именно поэтому я никогда не вернусь к наркотикам. Контраст между продажей вещи в ломбард ради дозы, которой хватит на полчаса, и честным трудом, который приносит окружающим пользу и помогает мне поддерживать близких, между мной – презираемым всеми наркоманом, которого даже «скорая» не захочет забирать, если что-то случится, и мной – любимым сыном, важным членом семьи – слишком высок. Пока что мы с родителями вернулись в родной город. Однажды я продолжу обучение – когда буду к этому готов.

Скидки 5% на услуги при записи через сайт

Оставьте заявку и наш специалист перезвонит Вам в течении 15 минут
Отправить

Отправляя контактные данные, вы соглашаетесь на обработку персональных данных

Другие статьи